Fallout: War never changes

Объявление


Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fallout: War never changes » Картотека » James Ashford [39] [Наемник]


James Ashford [39] [Наемник]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

I think that might be the hardest part. The silence when gunfire ends. How do you live in that?
- You do this and I'm done! You do this and you're dead to me!
- I'm already dead.

ОСНОВНЫЕ ДАННЫЕ
1. Имя и фамилия: Джеймс Эшфорд
   • Прозвища: -
2. Раса: человек
3. Пол: мужчина
4. Возраст: 39 лет
5. Фракция: Наемники
6. Род занятий: охотник за головами, отставной сержант первого разведбатальона НКР

http://jpegshare.net/images/39/96/3996b83a1d017862926b6fadbde78af5.png
Jon Bernthal*


ВНЕШНОСТЬ
Выносливый мужчина среднего роста и крепкого телосложения, выглядящий на 35-40 лет. На теле Джеймса хватает боевых шрамов и следов ран. Взгляд его карих глаз тяжелый, темные волосы стрижены коротко, причем с боков снято несколько больше, чем с остальной головы. Трехдневная щетина подчеркивает грубые черты лица, вытесанного, будто из камня. Широкая челюсть, низко посаженные брови, крупный нос со следом давнего перелома переносицы, полученным в драке. Помимо этого на лице частенько что-нибудь разодрано, или имеются свежие синяки. В целом Джеймс производит впечатление не слишком дружелюбной личности, его манера держаться невозмутимо и внешний образ как нельзя лучше подчеркивают боевую натуру. Он бы, может, и носил берет первого разведбатальона (причем не из гордости, но как терновый венец), однако не может никак во внешнем облике показывать то, что некогда принадлежал к НКР. Поэтому в одежде приходится обходиться без формы, носить то, в чем охотнику за головами может быть удобно заниматься ремеслом. То, что Джеймс не носит формы НКР, еще не значит, что он забыл прошлое: на жилете с разгрузкой или футболке белой краской нарисован символ черепа - символ наемничьего отряда, которого больше нет.

ХАРАКТЕР
Джеймс старомоден, тверд и внутри всегда одинок. Настолько там пусто, что если позвать на помощь, то в ответ услышишь эхо. Ему близки идеалы НКР, но он разочаровался в тех, кто их представляет - во власть предержащих. Война что-то сломала в нем, как и в тысячах других простых парней, отдавших себя на заклание. Домой он вернулся - если с войны вообще возвращаются - совершенно другим человеком: неулыбчивым, молчаливым, тяжелого характера, страдающим от ночных кошмаров, но тщательно скрывающим это. Для иных война никогда не заканчивается, вот и покореженный ею Джеймс до сих пор пытается бороться изо всех сил. Когда-то он силился потопить в стакане чувство чуждости мира без войны, но тщетно. Теперь это не работает, он так ничего и не забыл, из светлого осталась лишь толика былой чести. Быть может, для него еще и не все потеряно, но насколько сильным должен быть человек, чтобы отрицать то, что лежит на поверхности? Сильнее, чем кто бы то ни было. А если правду отрицать не выходит, тогда неизбежно создаешь свою, живешь, убеждая себя в ней. Джеймс долго прожил по такому принципу, и уже перестал уверять себя в том, что он не столь плохой человек, каким кажется. Ныне это в прошлом. Слишком многие погибли по его вине, слишком многие страдают до сих пор. Взять хотя бы Хельгу - она так и не знает, что Эшфорд убивал ее сородичей под Биттер-Спрингс, и от этого Джеймс не находит себе места. Его подсознательная погоня за искуплением былых грехов выйдет боком им обоим, но он не может так просто все выложить, причинив женщине боль. Сладкая ложь или горькая правда - он не в силах отличить правильное от неправильного, но если у него и осталась какая-то возможность хоть немного исправить ошибки прошлого, то Хельга его единственный шанс. Что это: жалкие остатки совести или эгоизм? Вероятно, это нечто другое, что породило нежелание оставлять ее одну, а не только оправдание "снайперы работают парами".

БИОГРАФИЯ
Почему Джеймс ушел в НКР? Потому что хотел сражаться плечом к плечу с лучшими, так обычно все отвечают на этот вопрос. Полная чушь. Он хотел ощущать себя кем-то, кем никогда не являлся. Героем.
Единственный сын небогатых фермеров, живших в захолустном городишке на северо-востоке Калифорнии. Еще молодым на своей шкуре ощутил то, чем по сей день славится НКР: бюрократия, ставившая под угрозу само существование отчего дома. Где там Республике прислать бойцов на защиту какой-то дыры от рейдеров? Выбора у Джеймса не было (это, пожалуй, вся история его жизни буквально в двух словах - отсутствие выбора). Еще сопливым пацаном он взял в руки винтовку, чтобы не позволить отобрать у родных те жалкие крохи, над которыми в поте лица трудились и старый, и малый. Но родину не выбирают. НКР была единственным источником порядка в непроглядном хаосе, пускай государство, как и любое другое, не было лишено недостатков. Единственный способ исправить ситуацию - возмужав, не бежать от трудностей. Став совершеннолетним и уходя добровольцем в армию, он убеждал себя в том, что хочет что-то изменить. Иначе и быть не могло, жизнь бы не была столь яркой без юношеского романтизма. Тот выветрился из головы вместе с осознанием простой истины: в армии человек всего лишь шестеренка в огромной системе, простой инструмент. Если угодно, живое оружие, которому нет нужды задаваться вопросами. А инструмент из Джеймса вышел отменный. Сержант элитного первого разведбатальона к двадцати шести годам, готовый к любым тяготам и невзгодам нескончаемой войны, ведь республика не знает покоя. Так говорили ему, давая новую награду за то, как он уверенной, давившей несогласных поступью прокладывал дорогу для НКР вглубь континента. Заслуживал ли Джеймс тех регалий? Таких как он были тысячи, но многие из них так и не вернулись. Во имя чего все эти жертвы? Каверзный ответ на вопрос умещался на ладони руки - берет и награды. Кусок красной тряпки и железки, добытые кровью на войне: нет никакой в этом чести!
Война это страшно. Кто знает, вырыл ли ты себе на сей раз окоп или могилу? Кто знает, кого из своих ты будешь хоронить сегодня? Кого из тех, кто был в твоем подчинении, ты не уберег? Как бы ты посмотрел в глаза их родным, говоря о смерти сына? Какая разница, если пути назад ни для кого нет. Тем, кто однажды ушел на войну, уже не дано с нее вернуться. Где бы ты ни находился, твой разум навсегда останется где-то там, ведь мирная жизнь - не для тебя. Люди вокруг погибали. Достойные мужчины и женщины, которым еще бы стоило жить. Куда более достойные, чем сержант Эшфорд. Но если до Мохаве его внешний облик образцово-показательного бойца еще хотя бы местами отражал внутренний, то Невада перечеркнула все раз и навсегда. Невада - чистилище, из которого он так и не смог вырваться, а битва за дамбу Гувера стала первым его этапом. Легко ли сидеть в укрытии, глядя в прицел на то, как сотню твоих товарищей - одного за другим - убивают легионеры? Легко ли понимать, что ты ДОЛЖЕН быть с ними рядом, но все, что ОБЯЗАН делать - давить на спуск винтовки как можно скорее, высматривая центурионов противника, чтобы сотня не превратилась в тысячу. Тик-так, тик-так. Каждый удар сердца - еще одна потеря со стороны республики. Стреляй, чтоб тебя, Эшфорд! Не жалеть патронов, боец! Но и это не самое страшное. Куда ужаснее то, что вся эта мясорубка не более, чем хитрая уловка, призванная заманить вкусивших крови легионеров в ловушку, выстроенную ценой сотни жизней. А, что если жертв могло быть куда меньше, если бы только Джеймс стрелял быстрее? Если бы ему только хватило патронов, еще дюжина или две... С осознанием того, что ты мог сделать и больше, но не сделал, трудно оставаться самим собой. Тяжелая это ноша, пускай и посильная. В отличие от той, что свалилась на плечи Джеймса после.
Биттер-Спрингс. Пожалуй, один из самых страшных ночных кошмаров сержанта. Приказ есть приказ: закрепиться на позиции и ждать дальнейших указаний, операция по зачистке рейдерского поселения Великих Ханов должна пройти как по маслу. Никому не устоять перед величием республики, как и всегда. Даже своим, кто уже сложили и еще сложат головы, принеся себя в жертву идеалам свободы. Вот только в Биттер-Спрингс сержант первого разведбатальона никакой свободы не принес. Огонь! Нет, здесь он не повторит ошибки, как на дамбе! Чтобы защищать своих, он будет стрелять в отступающих через ущелье Ханов так быстро, как сможет - патронов у него тоже вдоволь. Оглушительный хлопок выстрела. Звон гильзы. Щелчок затвора и запах отработанного пороха. Kill fucking confirmed! И так раз за разом. К тому моменту, когда не останется толком никого из противников, будет уже слишком поздно. Старики, женщины, дети. Гражданские. Скольких Джеймс застрелил из своей винтовки по ошибке командования? Не сосчитать. Такая вот злая ирония, ты - убийца, но не знаешь, сколько на твоей совести жертв. Знаешь лишь, что много, а остальное опять не имеет значения. Родина благодарит тебя за службу, сержант Эшфорд. Ну, каково это, чувствовать себя героем? Что, нравится? Как жаль, что ты уходишь по своей воле, ведь ты бы смог еще стольких убить!
Но такие как Джеймс не находят покоя, ибо мирная жизнь создана не для них. Какой там фермер или караванщик из цепного пса войны, вкусившего крови? Эшфорд, спрятавший подальше от своих и чужих глаз омытые кровью боевые награды, пытался жить по совести, но не вышло. Семейного счастья не сложилось: единственная женщина, понимавшая его, не вынесла и полгода совместной жизни с тем, кто, не желая просыпаться в холодном поту по ночам, стал безвольно прикладываться к бутылке. Только взгляни на себя Джеймс, ты жалок! Немудрено, что в итоге она ушла к другому. Отставной сержант не осуждал, не спорил с этим решением. Для себя же он отыскал иной выход. Решение пришло в голову в один из моментов, когда пьяница Эшфорд в очередной раз приходил упасть на колени перед мемориальной доской в Боулдер-Сити, приложиться к ней лбом, прося безмолвного прощения у тех, кого так и не смог уберечь за все эти годы. Когда он вновь издалека смотрел на Биттер-Спрингс, не решаясь подойти ближе, боясь неизвестности, как маленький мальчик боится ступить в одиночестве темную комнату. Всепоглощающее одиночество давно стало его спутником, но здесь даже оно не решалось сопровождать "героя". Джеймсу была нужна новая война, только в ней он мог жить, и он получил ее с лихвой. Глупец, стоит бояться таких желаний, неужели прошлое так ничему тебя и не научило?
Их было шестеро: Эшфорд, Беккер, Браун, Хадсон, Рамирез, Елеев. Шестеро мужчин, некогда посвятивших жизни следованию высшим идеалам, но в итоге оказавшихся использованными и ненужными тем, кто эти самые идеалы представлял. Шестеро наемников, настоящих братьев по оружию, ибо нет на свете уз крепче боевого братства. Держа себя в рамках, порой даже им приходилось делать не самые честные вещи, потому что сами избрали этот путь. Это война, а у наемников нет другой матери. Им сопутствовала удача, но фортуна, как известно, капризна, и может отвернуться в любой момент. Она явно была не в духе, когда на лагерь наемников, застав тех врасплох, ночью напала орава рейдеров и схватила живьем. Из крепких мужчин получаются хорошие рабы, а потому их продержали неделю в клетке, прежде чем одна из таких же рабынь по имени Хельга из Великих Ханов, умыкнула ключ у хозяина и освободила наемников, с боем проложивших себе путь на свободу. Джеймс хотел забрать спасительницу с собой, но та то ли не могла, то ли не хотела уйти, потому что другой жизни больше не знала. Все шестеро бежали, а на совести Эшфорда теперь был еще один хороший человек, которого он так и не спас. Впрочем, потом он еще застанет чудом уцелевшую, но больную Хельгу в Биттер-Спрингс, куда придет в очередной раз повидаться с призраком своего прошлого, однако теперь уже во плоти. Больное, но еще отчего-то живое воплощение его прегрешений - человек, сполна заплативший за то, чтобы Джеймс жил. Одна из великих Ханов, которых сержант некогда убивал. Теперь же все будет по-другому, обещал он себе. Лгал, как и всегда. В благодарность за помощь он дал Хельге денег и купил дорогие лекарства, а потом вместе с братьями по оружию отвел ту к сородичам. Прощаясь с Хель, он так и словом не обмолвился о том, что некогда был в НКР, а Биттер-Спрингс - его рук дело. Некоторым тайнам лучше никогда не раскрываться, как тяжело бы не было лгать.
Рамирез, Браун, Хадсон и Елеев обо всем знали, но одним только своим присутствием им недолго пришлось убеждать Джеймса вернуться и сказать правду Хельге. Они так и не смогли - погибли во время задания. Беккер? Джеймс пытался до него добраться, но не успел. Спасся ли боевой товарищ, Эшфорд не знал. Кровь остальных была на руках отставного сержанта, ведь это он не стал прислушиваться к их доводам: выгодное предложение слишком хорошо, чтобы быть правдой. Их обманул другой отряд наемников, ничего личного, только бизнес. Прежде чем Беккер и Эшфорд смогли вырваться, остальных расстреляли, одного за другим. Но если неизвестно, уцелел ли Беккер, то Джеймсу наверняка просто позволили бежать, не став стрелять в спину. Пусть живет, да и что вообще может один человек? Разве что вновь вернуться в Биттер-Спрингс и прикладываться к бутылке, жалея себя до конца своих дней. Когда туда вновь заявилась Хель, было уже поздно. Посмотри на него, девочка! Зачем он тебе? Он жалок. Знай ты только, что он стрелял в твоих родных и друзей в этом самом месте несколько лет тому назад, ты бы схватилась за пистолет и оказала ему большую услугу, пустив пулю в лоб! Нет больше никаких наемников, он опять пришел к тому, с чего все началось. И все же, почему он взял Хельгу с собой и стал обучать тому, что умел лучше всего? Где это видано, где это слыхано: с одной стороны искать искупления грехов в той, чье племя ты убивал своими руками, а с другой мстить за товарищей, возвращаясь на исходную, не примиряясь со своим я, набившим оскомину. Круг замкнулся, и правда в том, что его не разорвать при жизни. Да и кто сказал, что сломанный внутри в нескольких местах Джеймс еще жив? Возмездие даже с помощью Хельги не воскресило павших, не ожил и он сам. Простая телесная оболочка, не цепляющаяся за жизнь. Идеальный инструмент, как того и хотели в НКР когда-то давно. В НКР, через жернова которой он прошел, но теперь там не нужен. В НКР, о которой он не может сказать и слова напарнице, а потому вынужден просыпаться от ночных кошмаров и смотреть на нее, едва ли не проваливаясь на месте от того, что в нем еще теплится что-то светлое. Что-то человеческое, несмотря на чужую кровь, омывшую руки по локоть и ставшую смыслом жизни. Некоторым тайнам лучше никогда не раскрываться, но однажды и эта станет явной.

НАВЫКИ
Снайпер-ветеран первой битвы за дамбу Гувера. В прошлом сержант, отдававший приказы подчиненным и совершавший вылазки на территорию Легиона. Прошел курс выживания, физическую, огневую и тактическую подготовку разведчика первого батальона, чем пользуется в своем ремесле по сей день. Вынослив и закален, умеет оказывать первую помощь.

ИНВЕНТАРЬ
Винтовка M40 с сошками и оптикой переменной кратности, штурмовая винтовка M16A2 с подствольным гранатометом M203, пистолет SIG P220 со съемным глушителем, нож ka-bar, рация, бинокль, верный и умный тактический пёс K9 (читается "Кей-найн" или просто Кей) серо-белого окраса

ИНТЕРЕСНЫЕ ФАКТЫ
• ~будет дополнятся~

ПРОБНЫЙ ПОСТ

При необходимости тема выдается администрацией.

ДАННЫЕ ИГРОКА
Как вы нас нашли: топ
Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

2

http://jpegshare.net/images/fb/83/fb8387072e785cf31a7e613feb660513.png

"Наемник"

"Your eyes are opening for the first time. It hurts, doesn't it?"

<<Ошибка: не удается найти данные о миссиях по вашему запросу, возможно, они были удалены. Часть данных недоступна.>>
...........
- This is your fault, goddammit!
- Stop right there, <<...>>!
- He wouldn't listen!
- We didn't have a choice!
- He turned us INTO FUCKING KILLERS!
...........

http://jpegshare.net/images/6e/5b/6e5be9da69d4100744f11f21daa0e164.png


http://jpegshare.net/images/f8/c0/f8c028d1c7ddd6a498f9c37e599358eb.png


http://jpegshare.net/images/5a/43/5a439dc7b21c832da2a7e90e26704ca8.png

Отредактировано James Ashford (2018-03-10 20:20:12)

+1


Вы здесь » Fallout: War never changes » Картотека » James Ashford [39] [Наемник]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC